Питер Филлипс и «Интрада»: вокальная музыка эпохи Ренессанса

Журнал «Stereo&Video» №202, декабрь 2011


Питер Филлипс и «Интрада»: вокальная музыка эпохи РенессансаПитер Филлипс и «Интрада»: вокальная музыка эпохи Ренессанса

01. Дж. П. да Палестрина: мотет «Dum complerentur»
02. У. Бёрд: Четырехголосная месса, Kyrie
03. У. Бёрд: Четырехголосная месса, Gloria
04. У. Бёрд: Четырехголосная месса, Sanctus
05. У. Бёрд: Четырехголосная месса, Benedictus
06. У. Бёрд: Четырехголосная месса, Agnus Dei

Солист: Владимир Бараковский (тенор)
Запись была осуществлена 8 февраля 2011 года в Рахманиновском зале МГК (Московской государственной консерватории).

Вокальный ансамбль «Интрада»
Художественный руководитель: Екатерина Антоненко
Дирижер: Питер Филлипс (Великобритания)
Звукорежиссер: Дмитрий Зимин

Сегодня Stereo&Video предлагает читателям ознакомиться с фрагментами концерта, состоявшегося 8 февраля 2011 года в Рахманиновском зале Московской консерватории — с акустической точки зрения одной из лучших концертных площадок для записи хоровой музыки. За дирижерским пультом — Питер Филлипс; исполнители — вокальный ансамбль «Интрада».

Для любителей ренессансной музыки Питер Филлипс в представлении не нуждается. Руководитель британского вокального ансамбля «The Tallis Scholars», трехкратный обладатель премии Граммофон в области старинной музыки (Gramophone Early Music Award) и Золотого Диапазона Года (Diapason d’Or de l’Annee), номинант на премию Грэмми, музыкальный директор и член совета Колледжа Мертон в Оксфорде, шевалье Ордена искусства и литературы Франции, владелец и издатель «The Musical Times», автор книги «Английская духовная музыка в 1549-1649 гг.» — это человек, живущий одновременно в двух измерениях и общающийся на равных как с великими мастерами Ренессанса, так и с широкой публикой XXI века.

Вокальный ансамбль «Интрада» видит свое призвание не только в знакомстве публики с шедеврами далекого прошлого, но также в представлении ей наиболее видных «проводников» между этим искусством и современностью. Благодаря активной деятельности художественного руководителя ансамбля Екатерины Антоненко, в Московской консерватории прошли мастер-классы таких музыкантов как Майкл Чанс, Дэйм Эмма Керкби и Питер Филлипс. Надо сказать, что фамилии Дж. Палестрины, О. Лассо, У. Бёрда и Т. Виктории появились на отечественных концертных афишах гораздо позже, чем на европейских. Несмотря на то, что ренессансное искусство в мире давно обрело своего преданного слушателя, для большинства оно до сих пор остается terra incognita. Даже знатокам известно далеко не все, что было написано в эпоху Возрождения. «Я могу составить программу таким образом, — говорит Филлипс, — что в ней не будет практически ни одного сочинения, исполненного кем-либо в наше время».

На диске представлены мотет итальянца Джованни Пьерлуиджи Палестрины (1514–1594) и фрагменты четырехголосной мессы англичанина Уильяма Бёрда (1540–1623). Оба произведения написаны в так называемом «строгом стиле», который предшествовал «свободному», хорошо знакомому каждому по музыке И.С. Баха. Полифонии строгого стиля свойственны почти математическая выверенность интервальных соотношений между голосами и созерцательный характер звучания при внешнем отсутствии драматизма. Современного слушателя может удивить, что во времена Тридентского собора церковнослужители сочли многоголосное пение чересчур сложным, отвлекающим от текста, но факт остается фактом: многоголосие действительно намеревались искоренить. По легенде именно Палестрине своими произведениями удалось убедить папство в том, что в прозрачном многоголосии прихожане смогут с легкостью различить каждое слово.

Одна из причин, по которой Филлипс с нескрываемым удовольствием приезжает в Россию, заключается в том, что здесь он может открыть людям глаза на то, к чему на Западе давно привыкли. Передаем слово маэстро: «До того, как мы начали исполнять ренессансную музыку у себя в начале 70-х, ее вообще практически не знали. Россия отстает от нас на несколько десятилетий. Насколько я могу судить, здесь подобная традиция только начинает свое развитие. Кстати, пение такого рода музыки в Рахманиновском зале — более удачная идея, чем ее исполнение в церкви. Тогда она воспринимается как великое искусство, а не как часть церковной традиции».

ЖИВАЯ ЗАПИСЬ
После прослушивания диска «Интрады» с П. Филлипсом я долго не мог поверить в его нестудийное происхождение, однако звукорежиссер Дмитрий Зимин убедил меня в том, что профессионал своего дела способен и не на такие чудеса.

Дмитрий, я знаю, что концертный зал — ваш дом родной. Расскажите, чем отличается запись «на выезде» от работы в изолированной от посторонних шумов студии?

Что ж, существует устоявшееся мнение, что концертный зал является первичным полем, а зона прослушивания записи — вторичным, и мастерство звукорежиссера заключается в том, чтобы без изменений перенести звуковую картину из первичного поля во вторичное. На мой взгляд, это в корне неверно. Ведь при сведении записи перед звукорежиссером открываются огромные возможности, особенно если она была произведена полимикрофонным приемом на мультитрек. В данной записи, были использованы две стереосистемы: стереопара AB, в качестве ближних микрофонов, и стереомикрофон XY, в качестве общего. В таком случае можно равномерно охватить довольно большое количество исполнителей, без ощутимых провалов в стереобазе. Микрофонную систему ближнего поля (AB) желательно располагать близко от хора — на расстоянии, не превышающем радиус гулкости концертного зала. Это дает несколько преимуществ: здесь и минимальное влияние случайных шумов зрительного зала, и наименьшая доля диффузного поля (реверберации) по отношению к прямому звуку, и довольно острая, широкая стереобаза. Конечно, будут слышны любые нюансы исполнения, в том числе интонационные и артикуляционные неточности, несовпадения по вертикали. Однако при работе с коллективом высокого класса, подобные риски сводятся к минимуму.

Это несомненно изящный комплимент «Интраде» и П. Филлипсу, но для меня все равно осталось секретом, как вам удалось нивелировать эффект зрительного зала без ощутимых на слух акустических потерь? Ведь запись отличается отличной обертоновой насыщенностью.

Вообще-то для придания «глубины» как раз и используется общий стереомикрофон, который работал в данном случае по системе XY (интенсивностная стереофония) на расстоянии радиуса гулкости. Кроме того, для создания специальной акустической окраски использовалась импульсная акустическая фотография. Данная технология основывается на создании частотно-временной модели звуковых отражений в конкретном помещении. В пустом зале генерируется синусоидальный сигнал, который берет свое начало от 20 Гц и за определенный промежуток времени проходит весь воспринимаемый на слух частотный диапазон до 20 000 Гц. Отражения, порождаемые в помещении для каждой частоты от 20 до 20 000 Гц, в процессе воспроизведения сигнала записываются на микрофонную стереосистему, после чего запись (преобразованная специальным программным обеспечением) может использоваться в виде акустической модели в любом импульсном ревербераторе. Другими словами, обладая чистыми и практически «сухими» микрофонными дорожками на мультитреке и имея возможность при сведении помещать их в «пустой зал» — без посторонних шумов и зрителей, которые поглощают огромную долю реверберации — можно создать звуковую картину концерта с реальной акустикой пустого зала и студийным качеством.

Константин Юстов

Юдифь обезглавила Олоферна в Москве

Портал «OperaNews.ru / Все об опере», Мария Жилкина, 06.11.2011

Концертный зал им. Чайковского продолжает знакомить москвичей с редко исполняемыми произведениями эпохи барокко. 2 ноября 2011 года здесь в рамках абонемента «Шедевры и премьеры» впервые в Москве прозвучала оратория Антонио Вивальди «Торжествующая Юдифь, одолевшая варвара Олоферна» (Juditha triumphans devicta Holofernis barbarie). Солисты Лаура Польверелли (меццо-сопрано, Италия), Мария-Жозе Труллу (контральто, Италия), Марина Компарато (меццо-сопрано, Италия), Мария Горцевская (сопрано, Россия), Рустам Яваев (контратенор, Россия). В концерте принимали участие вокальный ансамбль «Интрада» и камерный оркестр «Musica Viva», художественный руководитель и дирижер которого Александр Рудин провел вечер, одновременно дирижируя и играя на клавесине, как и полагалось в барочной опере.

[…]

Рассказ был бы неполным, если бы мы не отметили оркестр и хор. Как всегда, сдержанно и аристократично звучал камерный оркестр «Musica Viva», порадовавший и слаженностью звучания, и соло различных инструментов. Один из аутентичных инструментов — большая теорба с исполинским грифом — произвела впечатление на зрителей, кажется, даже уже одним своим фактом вынесения на сцену перед концертом. А играл на ней Аркадий Бурханов, он же исполнял и проникновенное соло на мандолине в арии Юдифи в сцене соблазнения.

И еще одним безусловным украшением вечера стал хор «Интрада» (руководитель Екатерина Антоненко). Коллектив, уделяющий много внимания изучению старинной музыки, прекрасно вписался в концепцию маэстро Рудина и добавил насыщенных красок и разнообразия блистательному музыкальному повествованию.

Диалоги мастеров – древних и новых

Журнал «Музыковедение» №5, май 2011

В начале февраля произошло одно из тех событий концертной жизни, что хотя и изредка случаются в наши дни, но не перестают удивлять. Знакомое уже как минимум двум поколениям энтузиастов ренессансной вокальной полифонии (первому – по каталожным карточкам консерваторской фонотеки, второму – по буклетам компакт-дисков) имя Питера Филлипса, руководителя всемирно известного английского вокального ансамбля «The Tallis Scholars», появилось на афише Рахманиновского зала.

Хотя маэстро Филлипс не впервые в Москве, его появление каждый раз превращается в уникальный праздник ренессансной музыки, который длится несколько дней. Впрочем, первые приезды были краткими: осенью 2007 года Филлипс дал с «Учениками Таллиса» один концерт в рамках фестиваля «Декабрьские вечера». В следующие посещения нашей страны формат
деятельности Филлипса немного изменился: во-первых, вот уже третий раз он выступает с московским вокальным ансамблем «Интрада» – собственно, инициатива пригласить маэстро в Московскую консерваторию принадлежит Екатерине Антоненко – создателю и руководителю этого коллектива. Во-вторых, всякий раз концерту предшествуют мастер-классы, по сути являющиеся открытыми репетициями, а также лекция о музыке, которая прозвучит в концерте.

Слушатели, впервые пришедшие посмотреть на легенду европейской дискографии последнего тридцатилетия и послушать сочинения Палестрины, Виктории, Таллиса, Бёрда и других ренессансных авторов, оказываются вовлечены в доброжелательную творческую атмосферу, которую излучает Питер Филлипс. Он сполна одарен талантом просветителя, так что предваряющая исполнение беседа о той музыке, которая должна прозвучать, настраивает слушателя на верную стилистическую волну и незаметно словно раскрывает какие-то двери восприятия. Ни одна мелочь не пропадает в этих рассказах, но сразу резонирует или приготовляет к музыкальным впечатлениям. Рассказ о том, что фламандские мастера путешествовали, распространяя свою манеру по всей Европе, а жизнь Палестрины прошла в Риме и его окрестностях, оборачивается замечанием о своеобразном выдержанном и сохраненном в палестриновских произведениях «южном» (в контексте Европы) стиле. В отрешенной аккордовой декламации, присущей музыке Виктории, Филлипс различает дух испанского мистицизма; в то время как легкая, словно бы пронизанная воздухом звуковая ткань Палестрины устроена иначе – и сочно, и светло, по южно-европейски. В каждом голосе мотета Палестрины, уверяет Филлипс, разворачивается медленно восходящая мелодическая волна, причем фазы таких волн в разных голосах не совпадают; если следить за разновременным дыханием голосов, рождается непередаваемое чувство полноты музыкального пространства и в то же время его одухотворенности. В результате знакомства с этими наблюдениями сидящие в зале новоиспеченные «the Phillips scholars» не узнают себя: их «зрение-слышание» словно бы привыкает видеть и различать такие музыкальные предметы, которые ранее сливались друг с другом и даже не существовали для них.

Воспитывает Филлипс не только слушателей, но охотно делится своим огромным профессиональным – и исполнительским, и музыковедческим – опытом с младшими коллегами. Предположим, какой-нибудь быстрый разумом читатель посетует, что де было бы интереснее услышать Филлипса с «The Tallis Scholars», а не с отечественным производителем ренессансных созвучий. Во-первых, усомнимся, был ли такой читатель на февральском концерте. Во-вторых, наверняка «The Tallis Scholars» было бы очень интересно услышать, но не исключено, что и тогда наш читатель загрустил бы по «The Hilliard Ensemble» или по «Les Arts Florissants», или по «The Monteverdi Choir», или по «Collegium Vocale». Однако и они все когда-то начинали. Так, лет семь назад не было в Москве оркестра с аутентичными барочными инструментами, но появился Pratum integrum, который сейчас набрал такую высоту, что нам уже не по ком, пожалуй, грустить. К тому же практика приглашения зарубежных корифеев аутентичного исполнительства для мастер-классов и совместного музицирования, ставшая возможной благодаря разумной и щедрой политике руководителей «Пратума», актуальна и для «Интрады». Этот коллектив за последние четыре года принял участие в мастер-классах звезд первой величины в мире исполнения старинной музыки (некоторые из них прошли в стенах Московской консерватории именно по инициативе Е.Антоненко) – Майкла Чанса, Эммы Керкби, Пола Эссвуда – и совершил поездки на международные курсы и мастер-классы в Италию и Австрию. В отличие от русских барочных инструменталистов, которые ныне могут получить образование на родине (имеется в виду консерваторский Факультет старинного и современного исполнительского искусства, основанный А.Любимовым), российским певцам, взявшимся за чрезвычайно редкое у нас дело исполнения западной духовной и светской музыки ренессанса и барокко, приходится гораздо труднее. Практически отсутствует отечественная школа аутентичного исполнительства западной вокальной полифонии.

В результате, репертуар, который входит в обязательные программы по полифонии строгого письма, остается в большой степени схоластической «музыкой для школы», поскольку почти не звучит у нас в концертах; аудиозапись же, как бы ни была она совершенна, не способна вполне возместить живое пришествие музыки в мир. А между тем, какие возвышенные красоты, какой ангелоподобный звуковой строй скрывает в себе западная вокальная полифония, выведенная из-под юрисдикции учебников и предоставленная самой себе и слушателю! При этом она очень трудна для исполнения, так как слишком рассчитана на ювелирное певческое искусство. Специфическая вокальная манера, тонкость произнесения текста, филигранно прочувствованная артикуляция, безошибочное чувство стиля, формы, текстуры произведения, глубокое знание эпохи, истории и теории музыки, отдаленной от нас и культурно-географически и хронологически, – вот в чем должен быть искушен исполнитель ренессансной полифонии. И если один из мировых корифеев ренессансного вокального исполнительства «зачастил» в Москву, в этом можно увидеть знак того, что Екатерина Антоненко – недавняя выпускница Московской консерватории, основатель и руководитель «Интрады», чудесным образом объединяющая в себе голубиную кротость музыкального дара и змеиную мудрость менеджера – отлично осознает перечисленные выше проблемы. Энтузиазм наших ребят, их работоспособность и профессиональная чуткость покорили маститого музыканта, и вот уже в третий раз мы радуемся улыбке Филлипса.

Питер Филлипс

Очередной визит английского «директора музыки» – некоторое время назад Филлипс занял престижное место музыкального руководителя основанного в 1264 году Мертон-колледжа в Оксфорде – включал в себя три мастер-класса и лекцию. Программа концерта была подобрана Филлипсом особым образом: входящие в нее сочинения (за исключением мессы Бёрда) образовывали пары друг с другом, будучи написаны на один и тот же литургический текст или перекликаясь иначе (последний номер программы – мотет Виктории – «Vidi speciosam» – содержал музыкальную цитату из мотета его предполагаемого учителя Палестрины « Tu es Petrus», исполненного первым). Слушателю была предоставлена редкая возможность, пользуясь содержащимися в буклете текстами и их переводами, подготовленными Е.Антоненко и Р.Кузьминым, наблюдать, как словесный библейский текст музыкально преображается в руках Бёрда и Палестрины, Палестрины и Виктории. Запомнилось, например, как два последних автора изобретательно и совершенно по-разному – ритмически, мелодически, полифонически – интонировали слово Alleluja в мотете, посвященном сошествию Святого Духа на апостолов «Dum complerentur». Перед нами предстали две музыкальные фрески, посвященные евангельскому эпизоду, пронизанному динамизмом, движением. «Рассматривая» слухом два мотета на один текст, слушатель ловил себя на мысли о сходстве такого способа созерцания старинной католической духовной музыки и живописных изображений на один известный сюжет. Думается, что многие посетители этого концерта благодаря предваряющим комментариям Филлипса и способу построения программы, может быть, впервые ощутили себя по отношению к вокальной музыке Высокого Ренессанса на более близком расстоянии. Принцип парных перекличек и текстовых арок организовывал не только репертуарный состав вечера, но отразился и в других его сторонах: английская и русская речь (вела концерт и переводила комментарии П.Филлипса Ирина Тушинцева) тоже образовывала – речевую, языковую – арку, «витавшую» над сценой. И еще одна перекличка: один из двух парных мотетов (Палестрина – Бёрд) был продирижирован Филлипсом, а другой – Екатериной Антоненко, которая в остальное время занимала скромное место в партии альтов. Вдохновенно исполненный под её руководством мотет Бёрда без преувеличения стал одним из кульминационных моментов вечера. Остается надеяться, что творческий диалог с П.Филлипсом будет продолжен.

Г.И. Лыжов

You Want To Write A What?

Портал «Saturday Chorale», markfromireland, 26.07.2011

На интернет-ресурсе «Saturday Chorale» появилась статья, в которой сравнивается два исполнения фуги Гленна Гульда «So You Want To Write A Fugue?».  Первая запись была сделана канадскими исполнителями ещё при жизни Гленна Гульда.

Вторая запись была сделана во время выступления ансамбля Интрада на фестивале Возвращение.

В статье «You Want To Write A What?» вокальный ансамбль Интрада назван «безмерно талантливым» коллективом.

Екатерина Антоненко: «Пока мы молоды, нам интересно пробовать разные вещи!»

Журнал «Музыка и время» №4, 2011, апрель

muz_vrem_1

Активно обращаться к музыке эпохи Ренессанса отечественные музыканты начали относительно недавно по сравнению со своими европейскими коллегами. Но если среди инструменталистов эксперименты начались еще в 90-е годы, то хоровая сфера до последнего времени была обделена вниманием любителей искусства Возрождения.

Однако сегодня ситуация меняется благодаря усилиям нового поколения хоровых музыкантов. Так, в 2006 году Екатерина Антоненко, тогда еще студентка Московской консерватории, организовала ансамбль «Интрада», призванный заполнить эту нишу хорового искусства. Начав свою историю как группа студентов, интересующихся музыкой XVI–XVII веков, за короткий срок ансамбль превратился во многообещающий проект. Выверенное звучание каждой партии и прекрасная слаженность коллектива, гибкая динамика и чуткое следование за дирижерским жестом, серьезное отношение к своему делу и искренняя любовь к старинной музыке – эти качества привели к тому, что название «Интрада» все чаще мелькает на московских афишах.

7 февраля в Рахманиновском зале Московской консерватории – вероятно, лучшем зале Москвы для исполнения хоровой музыки – состоялось выступление «Интрады» под руководством знатока ренессансной полифонии, дирижера из Англии Питера Филлипса. В программу вошла музыка трех стран и трех крупнейших представителей эпохи Возрождения – англичанина Уильяма Бёрда, итальянца Джованни Пьерлуиджи да Палестрины и испанца Томáса Луиса де Виктории. Маэстро предоставил слушателям возможность оценить мастерство и самой Екатерины, великолепно продирижировавшей мотетом «Dum complerentur» Палестрины.

Ведущая концерта Ирина Тушинцева выбрала оригинальную форму для представления номеров, предваряя их вопросами к Питеру Филлипсу.

То, что концерт собрал полный зал, доказывает, что вокальная полифония эпохи Возрождения пользуется спросом в наши дни. Впрочем, не менее важную роль здесь сыграли и исполнители – знаменитый британский дирижер и молодой, но набирающий все больший вес на хоровой сцене ансамбль «Интрада».

Питер Филлипс и Екатерина Атоненко

Питер Филлипс и Екатерина Антоненко

С руководителем ансамбля – Екатериной Антоненко – мы поговорили о работе с Питером Филлипсом, хоровом музицировании и, конечно, старинной музыке.

– Как началось сотрудничество «Интрады» с Питером Филлипсом?
– Несколько лет назад коллектив Питера Филлипса, прославленный ансамбль «The Tallis Scholars», выступал в Москве на Декабрьских вечерах, проходящих ежегодно в Пушкинском музее. Достать билеты было трудно, и я договорилась, чтобы нас пустили на генеральную репетицию – мне казалось важным, чтобы все певцы «Интрады» смогли услышать и увидеть, как работает ансамбль такого уровня.

Через месяц я была на репетиции Питера Филлипса в Лондоне. После репетиции мы разговорились, Питер стал интересоваться, как обстоят дела со старинной хоровой музыкой в России. Я рассказала о том, что мы пытаемся сделать своими силами, и решила узнать, не проведет ли он мастер-класс в Московской консерватории. И Питер согласился.

В первый раз он приехал в консерваторию в ноябре 2008 года, затем – в апреле 2010, и последний раз – в феврале 2011.

Питер Филлипс и ансамбль «Интрада»

– Февральский концерт – не первое совместное выступление вашего ансамбля с Филлипсом?

– До этого было два концерта в Англиканской церкви Святого Андрея.

– Как складывалась программа последнего концерта?

– Программу традиционно выбирает Питер. Он всегда спрашивает, что мы хотим петь, но последнее слово остается за ним. Мы доверяем его выбору. Он руководствуется тем, чтобы программу составляли настоящие шедевры, но, кроме того, исходит и из наших возможностей – понятно, что мы не беремся за многохорные сочинения. В программе следующего концерта, который планируется в феврале 2012 года, будет продолжена тема Джованни Пьерлуиджи да Палестрины. Его мессу и мотеты мы исполним вместе с произведениями нидерландских мастеров.

– Как вы нашли своих музыкантов?

– Мысль организовать ансамбль возникла на третьем курсе сразу после каникул – видимо, было много сил. Я не знала, выйдет ли что-то из этой затеи, но кинула клич – и дело пошло. Изначально у нас было несколько хоровиков, но были и музыковеды. Например, в числе людей, стоявших у истоков «Интрады», – доцент Московской консерватории Григорий Иванович Лыжов, специалист по музыке Ренессанса. Сегодня в составе ансамбля – хоровые и сольные певцы.

– Музыкант, получивший образование хорового дирижера, спокойно встает в хор в качестве участника? Это часть профессии – легко перестраиваться, оказываться то по одну, то по другую сторону?

– На самом деле, мне сложно ответить, я-то руковожу (смеется). Но думаю, в идеале так и должно быть. Вот, например, среди певцов «Интрады» есть очень хорошие дирижеры, и я только приветствую их активное дирижерское участие в работе коллектива. В ансамбле есть и преподаватель дирижирования Колледжа при консерватории – Иван Деревнин. Я думаю, главное, что движет нашим коллективом, – это чистый интерес к старинной музыке. К тому же, я беседую лично с каждым человеком, которого мне хотелось бы привлечь к работе в ансамбле.

– Сейчас вы учитесь в Германии. Есть ли разница в хоровой жизни здесь и там?

– Не только в хоровой – жизнь там вообще отличается. Все стабильнее, спокойнее. Не то, чтобы у людей больше свободного времени, но все хорошо разграничено. Магазины в выходные закрыты, никто не работает. Там есть то, чего так не хватает здесь: график репетиций расписан на целый год, и все точно знают, какие ноты на какую репетицию приносить. Будет неправдой сказать, что там все лучше, чем у нас, но процесс организован абсолютно по-другому, и это влияет в лучшую сторону.

В Германии много любительских хоров, в то время как у нас почти нет этого слоя. Отечественные любительские хоры сегодня – чаще всего университетские, и хотя движение в этой сфере происходит, как я вижу по своим друзьям, руководителям таких хоров, остается сделать еще очень многое.

– Что дает Германия в профессиональном плане?

– Хоровая музыка очень сильно связана с языком. И если у музыканта-инструменталиста может быть один учитель, в хоровой музыке так не получается, поскольку многие приемы идут от того или иного произнесения текста, что особенно важно в барочной музыке. Я работала почти со всеми ведущими хорами Лейпцига и всегда старалась выбирать именно немецкую музыку – от Шайна до Райнбергера. Есть многие вытекающие из немецкого языка вещи, в которых я сомневаюсь, а здесь мне само собой выдается решение, и я могу сосредоточиться на чем-то другом. И это помимо того, что я расширяю свой репертуар, наблюдаю за разными хорами – какие они бывают, как организована работа. С апреля я буду учиться в Кёльнской Высшей школе музыки у Маркуса Крида и очень надеюсь многое почерпнуть у этого знаменитого дирижера.

– И что теперь делать хоровому дирижеру – ездить учиться испанкой музыке в Испанию, а итальянской – в Италию?

– Если есть такая возможность – почему бы и не поездить! Естественно, язык – не единственный аспект, просто в хоровой музыке он очень важен. Можно снять прием с записи (хотя это гораздо сложнее, чем кажется), но лучше, конечно, общаться. Необходим живой обмен. Необязательно ехать туда – пусть западные профессионалы приезжают к нам, как тот же Питер Филлипс!

Питер Филлипс и вокальный ансамбль

Питер Филлипс и ансамбль «Интрада»

– Если бы была такая возможность, кого бы вы привезли сюда из знаменитых хоровых дирижеров?

– Первым из немцев мне приходит в голову Ханс-Кристоф Радеман. А вообще, есть много замечательных дирижеров – не обязательно хоровых, которых хотелось бы видеть здесь: Гардинер, Норрингтон, Минковский, Антонини. В апреле я еду на мастер-класс Марка Минковского, который он проводит в Гренобле со своим коллективом «Музыканты Лувра».

– Старинная музыка как специализация – это было вашей идеей? Выход за ее пределы не планируется?

– Да, мы с ознательно выбрали это направление. Но выходы периодически случаются – например, в прошедшем сезоне мы испробовали свои силы в современной музыке, исполнив на фестивале «Возвращение» фугу Г. Гульда «So You Want to Write a Fuge». В марте этого года в рамках XI Московского Международного органного фестиваля мы пели Мендельсона наряду с Генделем. Но после интенсивной работы над ренессансной музыкой и мне, и остальным переключиться не так просто – настолько эта эпоха нас настроила на себя!

Как бы то ни было, пока мы молоды, нам интересно пробовать разные вещи! Недавно в Дании я дирижировала мотетом Брамса «Warum» – море удовольствия! Сегодня это общая тенденция: тот же Норрингтон обратился к Брукнеру, Минковский – к Шуберту, Антонини – к Бетховену. Эти дирижеры используют свой опыт исполнения старинной музыки в интерпретации музыки более поздней, что дает свежий, порой неожиданный, взгляд на нее. Для меня старинная музыка также является к лючом к огромному количеству другой музыки. Например, если я смотрю в партитуру Мендельсона, барокко просвечивает в стольких деталях! Оно может быть по-иному преломлено, но оно есть, и если это вскрыть, получается совсем другая музыка. Так же, как у Брамса слышна «старостильная» полифония…

– Коснулось ли хоровой сферы увлечение аутентизмом – повышенное внимание к штрихам, указаниям из трактатов?

– Думаю, в той мере, в какой это коснулось сферы инструментальной, хоровую увлечение аутентизмом не затронуло. Но в барочной музыке инструментальные штрихи можно смело переносить и на хоровое звучание. В то время как музыка Возрождения по природе своей вокальна, и здесь скорее инструменты должны учиться у голосов. Однако на счет аутентичного звучания этой музыки мы можем только строить предположения. Безусловно, для проникновения в старинную музыку нужно приложить определенные усилия, и здесь особенно ценно общение с людьми, посвятившими ей свою жизнь. Потому и важно, чтобы к нам приезжали такие люди, как Питер Филлипс!

Беседовала Мария Моисеева

Диалоги мастеров

Газета «Российский музыкант» №4 (1287), апрель 2011

Питер Филлипс

Питер Филлипс

В начале февраля произошло одно из тех событий концертной жизни, что хотя и изредка случаются в наши дни, но не перестают удивлять. Знакомое уже нескольким поколениям энтузиастов ренессансной вокальной полифонии имя Питера Филлипса, руководителя всемирно известного английского вокального ансамбля «The Tallis Scholars», появилось на афише Рахманиновского зала.

Хотя маэстро Филлипс не впервые в Москве, его приезды каждый раз оказываются уникальным праздником ренессансной музыки, который длится несколько дней. Уже третий раз он выступает с московским вокальным ансамблем «Интрада». Екатерина Антоненко – недавняя выпускница Московской консерватории, основатель и руководитель «Интрады» – чудесным образом объединяет в себе голубиную кротость музыкального дара и змеиную мудрость менеджера. Энтузиазм наших ребят, их работоспособность и профессиональная чуткость покорили маститого музыканта, и вот уже в третий раз мы радуемся улыбке Филлипса.

Коллектив ансамбля «Интрада» за последние четыре года принял участие в мастер-классах звезд первой величины в мире исполнения старинной музыки – Майкла Чанса, Эммы Керкби, Пола Эссвуда – и совершил поездки на международные курсы и мастер-классы в Италию и Австрию. В отличие от русских барочных инструменталистов, которые ныне могут получить образование на родине, российским певцам, взявшимся за чрезвычайно редкое у нас дело исполнения западной духовной и светской музыки ренессанса и барокко, приходится гораздо труднее. Практически отсутствует отечественная школа аутентичного исполнительства западной вокальной полифонии.

RosMuz_Philips2Очередной визит английского «директора музыки» – некоторое время назад Филиппс занял престижное место музыкального руководителя основанного в 1264 году Мертон-колледжа в Оксфорде – включал в себя три мастер-класса и лекцию. Программа концерта была подобрана Филлипсом особым образом: входящие в нее сочинения (за исключением мессы Берда) образовывали пары друг с другом, будучи написаны на один и тот же литургический текст или перекликаясь иначе (последний номер программы – мотет Виктории – «Vidi speciosam» – содержал музыкальную цитату из мотета его предполагаемого учителя Палестрины «Tu es Petrus», исполненнего первым).

Слушателю была предоставлена редкая возможность, пользуясь содержащимися в буклете текстами и их переводами, подготовленными Е. Антоненко и Р. Кузьминым, наблюдать, как словесный библейский текст музыкально преображается в руках Берда и Палестрины, Палестрины и Виктории. Запомнилось, например, как два последних автора изобретательно и совершенно по-разному – ритмически, мелодически, полифонически – интонировали слово Alleluja в мотете, посвященном сошествию Святого Духа на апостолов «Dum complerentur». Перед нами предстали две музыкальные фрески, посвященные евангельскому эпизоду, пронизанному динамизмом, движением. «Рассматривая» слухом два мотета на один текст, слушатель ловил себя на мысли о сходстве такого способа созерцания старинной католической духовной музыки и живописных изображений на один известный сюжет. Думается, что многие посетители этого концерта благодаря предваряющим комментариям Филлипса и способу построения программы, может быть, впервые ощутили себя по отношению к вокальной музыке Высокого Ренессанса на более близком расстоянии.

Принцип парных перекличек и текстовых арок организовывал не только репертуарный состав вечера, но отразился и в других его сторонах: английская и русская речь (вела концерт и переводила комментарии П. Филлипса Ирина Тушинцева) тоже образовывала – речевую, языковую – арку, «витавшую» над сценой. И еще одна перекличка: один из двух парных мотетов (Палестрина – Берд) был продирижирован Филлипсом, а другой – Екатериной Антоненко, которая в остальное время занимала скромное место в партии альтов. Вдохновенно исполненный под ее руководством мотет Берда без преувеличения стал одним из кульминационных моментов вечера.

Будем надеяться, что творческий диалог с П. Филлипсом будет продолжаться.

Доцент Г. И. Лыжов

Открытие моно-выставки «Картина Рафаэля «Дама с единорогом»» в ГМИИ им. Пушкина 25 марта 2011 (фотограф Черномашенцев Владимир)

25 марта 2011 года вокальный ансамбль «Интрада» принял участие в открытии моно-выставки «Картина Рафаэля «Дама с единорогом»» в ГМИИ им. Пушкина (фотограф Черномашенцев Владимир)

rdsc_4500

Изображение 1 из 10


Подробнее на форуме HalloArt.ru

Питер Филлипс привез музыку эпохи Ренессанса

Портал CITYCELEBRITY, Алена Полетаева, 23.02.2011

Питер Филлипс и вокальный ансамбль "Интрада"

Старинную музыку в последнее время исполняют многие. Различные фестивали барочной музыки, на которых выступают ансамбли  — именитые и не очень — стали почти привычны, если не в России, то хотя бы за рубежом. Словом, интерес к ней, начавшийся в мире не так давно, растет по сей день. Но если любители барочной музыки еще могут послушать бессмертные поизведения «вживую», то чем порадовать любителей музыки эпохи Ренессанса? Эту роскошь, пожалуй, услышишь, не каждый день. Поэтому поистине знаковым событием для всех поклонников старинной музыки стал приезд известного специалиста музыки эпохи возрождения Питера Филлипса.

Знаменитый британский музыкант посвятил большую часть жизни произведениям эпохи Ренессанса. Он музыковед-исследователь, автор двух монографий о музыке Ренессанса (сейчас готовит третью), журналист, издатель старейшего в Великобритании журнала о музыке, руководитель ансамбля The Tallis Scholars , чьи записи ренессансной музыки признаны эталонными.

Питер Филлипс и художественный руководитель вокального ансамбля "Интрада" Екатерина Антоненко

В Россию Питер приезжает уже не в первый раз. И уже не в первый раз он выступает с вокальным ансамблем «Интрада». «Интрада» — молодой, но уже прочно вошедший в концертную жизнь столицы ансамбль, исполняющий главным образом старинную музыку. Он состоит из студентов и выпускников Московской Консерватории и Академии им. Гнесиных. Руководит ансамблем Екатерина Антоненко.

Питер Филлипс провел в стенах консеватории мастер-класс, где всякий мог познакомиться с «исполнительской «кухней». «Кажется что исполнять эту музыку легко. Но это на самом деле не так. Ренессансная полифония — особый стиль. Нужен специальный подход, чтобы добиться чистоты звучания. Особое внимание следует уделять и ритмическому рисунку. А поскольку ансамбль поет не только ренессанс, но и барокко, им нужно время, чтобы перестроиться. К тому же в России вообще техника ренессансного пения изучена пока мало»,. — делится мнением Маэстро.

На другой день прошла увлекательная лекция в Конфеенц-зале для всех желающих. Питер Филлипс рассказывал о таких знаковых композиторах эпохи Ренессанса как Палестрина и Винчензо. «Это удивительные композиторы. К сожалению, среди широкой публики они известны немногим. Но для того чтобы их понять не обязательно быть специалистом в этой области. Важно расслабиться, влиться в эту музыку, проникнуться этой особой атмосферой. И тогда получаешь истинное наслаждение», — заверяет он.

Питер Филлипс и вокальный ансамбль "Интрада"

И наконец, 8 февраля в Рахманиновском зале Консеватории состоялся долгожданный концерт, на котором звучали Дж.П. да Палестрина, У. Бёрд, Т.Л. де Виктория. «Это очень светлая музыка. — говорит Филлипс. — Она погружает людей, которые живут в этом сумасшедшем мире, в другие ритмы, более спокойные, которые больше подходят человеческой душе. Она помогает быть лучше и быть счастливым».

Автор Алёна Полетаева

Питер Филлипс и руководитель ансамбля «Интрада» Екатерина Антоненко в гостях у «Радио России» в программе «Барочная практика»

Питер Филлипс

Питер Филлипс

13 февраля 2011 Питер Филлипс и руководитель вокального ансамбля «Интрада» Екатерина Антоненко были гостями программы «Барочная практика» на «Радио России». Для поклонников старинной музыки приезд Питера Филлипса стал едва ли не главным музыкальным событием! Филлипс – основатель и руководитель прославленного вокального ансамбля «The Tallis Scholars».

Тема передачи: иногда программа уходит от барочной практики в добарочные времена. Это происходит тогда, когда в Россию приезжает великий человек. На этот раз в Москву на гастроли приехал выдающийся британский дирижер Питер Филлипс, создатель вокального ансамбля Tallis Scholars, который посвятил свою карьеру изучению и исполнению ренессансной полифонии — в особенности композиторов XVI века. В России Филлипс уже в который раз будет сотрудничать с ансамблем «Интрада», полностью разделяющим репертуарные склонности маэстро.

Запись передачи можно послушать на сайте «Радио России».

Новости телеканала Культура: «Музыкант-исследователь Питер Филлипс проводит мастер-классы в Москве»

Телеканал Культура, новости 07.02.11 16:46

Питер Филлипс

Питер Филлипс

Мода на старинную музыку и аутентичное исполнение в Европе возникла около 50 лет назад. Похоже, теперь она дошла и до России. В эти дни в Московской консерватории проходят мастер-классы Питера Филипса. Знаменитый британский музыкант, в послужном списке которого немало престижных наград и премий, посвятил большую часть жизни произведениям эпохи Ренессанса. Своими секретами исполнения музыки далекого прошлого теперь он делится с московскими меломанами. Рассказывают «Новости культуры».

Как Питер Филлипс удается совмещать столько всего? Он музыковед-исследователь, автор двух монографий о музыке Ренессанса (сейчас готовит третью), журналист, издатель старейшего в Великобритании журнала о музыке, руководитель ансамбля The Tallis Scholars – их записи ренессансной музыки признаны эталонными. Ответ может быть только один: многое успевает тот, кто никуда не торопится. К этому Питера Филлипса приучила музыка Ренассанса, которой он занимается почти сорок лет.

«Эта музыка погружает людей, которые живут в этом сумасшедшем мире, в другие ритмы, более спокойные, которые больше подходят человеческой душе. Она помогает быть лучше и быть счастливым», – заверяет Филлипс.

Своим счастьем Питер Филлипс уже в третий раз делится со студентами и выпускниками Московской консерватории. Четыре года назад они объединились в ансамбль «Интрада», чтобы исполнять музыку от Ренессанса до барокко. Они хорошие певцы, говорит Питер Филлипс. Это уже инструмент, с которым можно работать.

«Ренессансная полифония – особый стиль. Нужен особый подход. Поскольку ансамбль поет не только Ренессанс, но и барокко, нужно время, чтобы перестроиться на стиль ренессансной полифонии», – поясняет музыкант-исследователь.

Для этого нужны ритмическая перестройка и особый, ясный звук. Ученики внимают каждому замечанию маэстро, каждому его слову.

«С ансамблем мы много гастролируем. Бывают трудные перелеты. У нас ночь, а там день. Все путается. Самое сложное – собраться всем на завтрак. Завтрак – это показатель. Сразу видно, какой будет концерт», – говорит Филлипс.

Тем, кто исполняет музыку очень далекого прошлого, чувство юмора не чуждо. К тому же оно помогает лучше понять друг друга и даже трудную репетицию превращает в увлекательное занятие. С ансамблем «Интрада» у Питера Филлипса совместных завтраков не предвидится. Но в успехе ближайшего выступления этого коллектива сомневаться не приходится.