Питер Филлипс в Московской консерватории

Газета «Российский музыкант», приложение «Трибуна молодого журналиста» № 9 (89), декабрь 2008 года

Питер Филлипс

Питер Филлипс

С 20 по 22 ноября Московская консерватория принимала у себя в гостях Питера Филлипса. Для поклонников старинной музыки его приезд стал едва ли не главным музыкальным событием минувшей осени! П.Филлипс – основатель и руководитель прославленного вокального ансамбля «The Tallis Scholars», которому уже больше 30 лет, исследователь полифонической музыки Ренессанса, автор книг, посвященных музыке этого периода (а также, к слову, и кулинарных книг), директор музыки Мертонколледжа в Оксфорде, культовый персонаж для любителей и знатоков старинной музыки. Его трехдневный визит включал мастерклассы, концерт с участием вокального ансамбля «Интрада», а также лекцию, посвященную английской музыке эпохи Возрождения.

Главными героями лекции были композиторы, а по совместительству и певцы Английской Королевской капеллы XVI века. Питер артистичным рассказом переместил публику почти на полтысячелетия назад и с некоторым огорчением заметил, что, дирижируй он Королевской капеллой в ту эпоху, среди певцов в подчинении у него находились бы Т.Таллис, У.Берд, Т.Томкинс... Рассказ об особенностях полифонических сочинений этих композиторов сопровождался превосходными записями «The Tallis Scholars», передающими самый дух музыки. В числе прочего было показано удивительное сочинение – 40-голосный мотет Таллиса, в честь которого и назван ансамбль.

После лекции началась занимательная дискуссия, в которой,среди прочего, была затронута важнейшая проблема вокализации латыни в сочинениях эпохи Возрождения. П.Филлипс, как и большинство его коллег, использует «итальянизированное» произношение латыни. Свою позицию он обосновывает тем, что использование других вариантов произношения может не лучшим образом сказаться на качестве исполнения и в погоне за квази аутентичным произнесением пострадает музыкальная составляющая.

Концерт в Англиканском соборе стал логичным продолжением и в некотором роде иллюстрацией лекции. Мистер Филлипс комментировал каждое (!) произведение программы. Причем комментарии эти снабжал характерным английским юмором, создавая удивительно непринужденную и творческую атмосферу. Первое отделение было посвящено духовной музыке композиторов разных школ: прозвучали сочинения И.Преториуса, Депре, тезки дирижера – Филлипса, Лобо и Палестрины; во втором звучала музыка английских композиторов: Таллиса,Тавернера, Гиббонса, Перселла и Берда. В начале второго отделения концерта, по желанию П.Филлипса, место дирижера заняла основатель «Интрады» Екатерина Антоненко, под уверенным руководством которой мотет Таллиса был исполнен ярко и вдохновенно.

Большинство прозвучавших сочинений относятся к богослужениям протестантской церкви. Как известно, протестантские храмы и сами службы отличаются изрядной скромностью, а первые годы протестантизма в Англии выделяются особым аскетизмом, отчего звучание хора зачастую не имеет инструментального сопровождения. Однако исполненная в тот вечер музыка настолько интересна и ярка, что ни в каком сопровождении и не нуждается. Вокальный ансамбль звучал как единый инструмент, отливающий разными красками. Ясному и прозрачному звучанию способствовала прекрасная акустика Англиканского собора, долгое время служившего студией звукозаписи фирмы «Мелодия».

Приезд гостя такого высокого уровня состоялся благодаря поддержке руководства консерватории и кафедры истории зарубежной музыки. Питер Филлипс остался доволен участниками «Интрады», да и поездкой в целом. Хочется надеяться, что его визиты в Московскую консерваторию будут продолжаться. Ведь это так важно и для певцов аутентистов, и для публики, неизбалованной исполнением духовной музыки Возрождения.

Софья Гандилян, студентка V курса ИТФ

Местами проникновенно, а местами — по-ученически

Газета «Коммерсантъ-СПБ» № 213 (3789) от 20.11.2007

// Два новых ансамбля, специализирующихся на музыке эпохи Возрождения, заявили о себе в Санкт-Петербурге

Старинная музыка в России — палка о двух концах: с одной стороны, трендовое музыкальное течение, с другой — доморощенный музыкальный эскапизм, о котором еще с советских времен принято молчать, а не говорить. Балансировать между двумя общими местами принялись сразу два новых аутентистских ансамбля. О прорыве на петербургскую филармоническую сцену петербуржцев Dance of Renaissance и москвичей Intrada рассказывает ОЛЬГА КОМОК.

Есть такой анекдот о Неуловимом Джо: «А почему он так неуловим? — Да потому, что его никто не ловит!» Примерно так обстоят дела в нашей стране со старинной музыкой отечественного производства. Публика, правда, уже готова — благодаря вездесущему Интернету и петербургскому по рождению фестивалю «Earlymusic» средний посетитель любой из столичных филармоний с легкостью отличит барочную «липу» от исторически информированной музыкальной правды. Но на музыкантов, способных на аналогичные подвиги, все еще дефицит.

Явление в петербургском Малом зале Филармонии сразу двух ансамблей, которые профессионально занимаются музыкой XV-XVI веков, — это по нынешним временам бомба. На музыке эпохи Возрождения в наших широтах не специализируется вообще никто: редкие и не больно-то исторически достоверные эскапады мэтров вроде эстонцев Hortus Musicus или москвичей «Мадригал» в эти заповедные края не в счет.

Петербургские инструменталисты Dance of Renaissance и московские вокалисты Intrada образовались не больше года назад, но в танцах XVI века и мессе Уильяма Берда уже показали класс. По европейским меркам он, может, и не высший, но по нашим — вполне потянет на пятерку.

Москвичи — «зеленые» консерваторские студенты во главе с Екатериной Антоненко — сделали ставку на высоких, точнее, очень высоких теноров (Владимир Бараковский и Роман Кузьмин), которые, казалось бы, вовсе в России не водятся. В четырехголосной мессе a capella английского ренессансного гения Уильяма Берда (1543—1623) московский ансамбль Intrada не пытался «задать жару», зато наседал на условно плоский (то есть без вибрато и вокальной «плоти») звук и чистые интервалы. Вышло местами замечательно проникновенно, а местами — почти по-ученически.

Петербургский инструментальный ансамбль Dance of Renaissance под управлением Руста Позюмского ученичеством очевидно пренебрег. Бывшие консерваторские выкормыши самостоятельно навострились на фиделях, продольных флейтах и шалмеях. Что характерно, своих сил для осуществления своих же замыслов у них не хватило, и ради исполнения ренессансных хитов вроде паван и гальярд Джона Дауленда к делу были привлечены два видных отечественных музыканта — Назар Кожухарь (виола да гамба и фидель) и Владимир Волков (легендарный петербургский джазовый контрабасист, хозяин «Волков-трио», соратник Леонида Федорова и прочих нонконформистов от джаза и рока, а на досуге — любитель поиграть на виоле). В итоге — те самые хиты хитово и звучали, зато выстраданные лично ансамблем опусы Гийома де Машо и Солажа оказались откровением: мелкотравчатая графика конца XIV века у Dance of Renaissance дышала не европейского образца выхолощенно-техничным аутентизмом, а абсолютно оторванной, вкусной и качественной авторской музыкой. Что, между прочим, и есть последний писк европейской «исторически информированной» моды.

Нынешние фигуранты отечественного «старинно-музыкального» дела — не первые и не последние в череде самозарождающихся коллективов, которые самостоятельно же аннигилировались вследствие самых разных причин — от недостатка таланта до банальной нехватки денег. Однако не исключено, что двум новорожденным ансамблям повезет чуть больше и процесс естественного отбора не окажет на них фатального воздействия. Все-таки не просто музыкальные эскаписты подобрались, а весьма перспективные музыканты.